Полезное
загрузка...

Семнадцать каббалы

Семнадцать каббалы — любовь жалость, анахата, милосердие, неизреченная мудрость, Дева Мария.

Комментарий. 17=16+1 — семнадцать означает выход за рамки рациональной магии шестнадцати, которая в основном занята изучением точных законов тонкого мира и возможностей и способов прямого влияния на него, и проникновение в тонкий мир как в живой и развивающийся. Шестнадцать (16=42) символизирует определенный, так сказать, “материализм” по отношению к тонкому плану — последний воспринимается статично и механистически как безгласное, более или менее послушное орудие, которым можно научиться хорошо управлять, но лишенное свободы воли, жизни и разума. Переход от шестнадцати к семнадцати чем-то напоминает переход от четверки к пятерке. С точки зрения семнадцати, тонкий план — это живой мир, населенный различными существами, обладающими свободой воли, и управляемый не только жесткими, но и гибкими законами, предусматривающими возможность сопротивления им и проявления индивидуальности всего живого. При этом оказывается, что сила добра семнадцати, то есть сила любви ко всем существам, превосходит силу магического знания шестнадцати: там, где шестнадцать оказывается не в силах заставить, семнадцать зачастую может нежно уговорить. Вообще простые числа (то есть не разлагающиеся в произведение двух делителей, меньших по величине) символизируют фундаментальные понятия и поэтому, как правило, более ограничены, чем составные, хранящие в себе отчетливую память о всех своих делителях. Поэтому семнадцать, потенциально храня в себе память о совершенном магическом знании шестнадцати, тем не менее актуально им не пользуется; здесь ключевые слова — любовь не рассуждающая, но принимающая, причем не только естественный для семнадцати тонкий план, но и грубый, несовершенный плотный.

Если духовный учитель шестнадцати ставит акцент на твердом соблюдении обрядов и ритуалов (его уровень — манипура аджна), понимая их эзотерический смысл, и наложенную им епитимью и вообще любые его указания следует исполнять буквально, поскольку за ними стоят жесткие законы тонкого плана, то духовный учитель семнадцати учит свою паству любви, практически не применяя метод жесткого принуждения: жалость его уровня (анахата муладхара) сильнее любого императива манипуры.

Основной момент внутренней жизни человека семнадцати заключается в том, что он видит страдания мира, но, ощущая силу его жестких законов, находит свое предназначение в прямом смягчении страданий и уменьшении зла, не опускаясь на его уровень (манипура), но распространяя силу своей любви всюду, куда посылает его судьба. Потенциальные знания шестнадцати (и, разумеется, всех меньших чисел) дают семнадцати источник понимания и внутренней силы, но непосредственно оно ими не пользуется. В семнадцати Божественная любовь представлена в самом тихом своем варианте — она многое чувствует и понимает, но еще ничего не может ни сказать по существу, ни сама конструктивно сделать; дальнейшее ее развитие происходит в числах, кратных семнадцати, — тридцати четырех, пятидесяти одном и т.д.

17=13+4 — материализация и проработка программы, предлагаемой черным учителем, ведет к выходу на анахату, открытию сердца.

17=12+5 — оживление космической гармонии открывает прямой канал космической любви.

Семнадцать разомкнуто, открыто, внимательно, бесконечно благожелательно и терпеливо; в нем ощущается мудрость и сила смирения, но ни то, ни другое не выплескивается наружу. Семнадцать никого не заставляет, но идти предлагаемым им путем чрезвычайно трудно — это путь бхакти йоги, бескорыстной возвышенной любви ко всему сущему. Как духовный учитель человек семнадцати апеллирует к высшему началу в человеке, но никак не взаимодействует с низшим; в его присутствии последнее стыдливо умолкает



загрузка...
Рекомендуем
  © D U - L Y A . R U

Яндекс.Метрика