Полезное
загрузка...

Двадцать два каббалы

Двадцать два каббалы — видимая поляризация тонкого плана, добро и зло как мировые начала, “мир” и аскеза, скит, искушение, “похоть жизни”.

Комментарий. Двадцать два открывает шестой уровень проявления духа, на котором плотным планом осознается его карма, различными образами постепенно для него материализуясь.

Двадцать два (=11 х 2) символизирует видение себя плотным планом как арену борьбы двух активных противоположных начал — доброго и злого, или эволюционного и инволюционного, каждое из которых носит тонкое происхождение. Человек двадцати двух — это святой, за душу которого идет активная борьба между ангелами и дьяволом, причем человек отчетливо это борьбу ощущает и принимает в ней осознанное участие; при этом он видит тонкие силы с той же ясностью, что и материальный мир, причем первые для него имеют четкую поляризацию (это — от Бога, а это — от Сатаны); иногда, правда, дьявол пытается прикинуться невинной овечкой, но у нее довольно быстро обнаруживаются слишком массивные копыта, неестественно длинный хвост и откровенно приспособленные для мясоедения зубы. Человек двадцати двух обладает очень сильным и устойчивым каналом в тонкий план и соответственно властью над плотным планом, и его видения ни в коей мере не являются иллюзорными, хотя в зависимости от его культурного уровня (и конфессиональной принадлежности) они могут иметь более или менее антропоморфный облик. Главный соблазн на этом уровне заключается именно в самой идее поляризации тонкого мира, которая принимает слишком определенно отчетливые формы, то есть антагонизм между Богом и Сатаной чересчур откровенен; однако это преодолевается лишь на уровне двадцати трех, когда карма плотного плана является в откровении. А пока этот соблазн не преодолен, идет насильственная поляризация плотного плана и просветление его неподготовленных к этому фрагментов (“Ты — от дьявола, и сейчас я тебе обломаю рога, а ты — от Бога, и чтоб с завтрашнего дня был святым, а то плохо будет!”). Сам человек при этом бросается то в открытое сражение с дьяволом (который, напоминаю, для него более чем реален и чаще всего побеждает — силой, хитростью или мирским соблазном), то в пучину самоуничижения (с подсознательно вытесненной гордыней) и не соответствующую его уровню аскезу, с сильным элементом самообмана и подавлением неизжитых плотских вожделений.

В двадцати двух карма плотного плана впервые являет себя столь откровенно недвусмысленно, что человек постоянно реально чувствует себя игрушкой судьбы, но пока не в силах ее постичь, и постоянно приписывает свои злоключения проискам дьявола. Не следует, однако, судить его поступки стандартной этикой плотного плана — он далеко выходит за его пределы, и правильно понять силу и характер его искушений и сомнений, находясь на более низких уровнях, невозможно.

22=21+1 — человек двадцати двух это во многих отношениях противоположность адаптированному к плотному плану страннику двадцати одного. Здесь, наоборот, идет практически полное отрицание духовности плотного плана, “мира”, акцентируются его потребительские и профанационные начала, и характерно стремление отделить агнцев от козлищ и увести духовность в скит, оставив “мир”, полный соблазнов, в них и гибнуть, наподобие Содома и Гоморры.

22=10+12 — выход человека в план космической гармонии обнажает его всевозможные несовершенства и делает его “мирские” привязанности и земную ограниченность источником сильнейших внутренних конфликтов.

Двадцать два активно, энергично, противоречиво внешне и внутренне, вокруг него вспыхивают светлые зарницы и пахнет дымом и серой. К нему сильно притягивает людей с нерешенными проблемами и отталкивает гармоничных. Счастья он не принесет и ясности чаще всего тоже, но может привлечь ураган, который сдвинет с мертвой точки; куда именно, зависит от вас.



загрузка...
Рекомендуем
  © D U - L Y A . R U

Яндекс.Метрика