Полезное
загрузка...

Пятьдесят каббалы

Пятьдесят каббалы — магические реальности социума; бытовые и гражданские жизненные ритуалы, формирование общественного мнения и борьба с ним; социально утвержденные положения точки сборки.

Комментарий. После двух глубочайших провалов — в высокую науку сорока восьми и устрашающую духовность сорока девяти — мы возвращаемся (50=49+1) в магические миры, на первый взгляд бесконечно далекие от того и другого.

50=10 х 5 — по самому наивному толкованию пятьдесят — это социальная (10) жизнь (5), или жизненные проявления общества, и на первый взгляд здесь ни о какой магии, не говоря о точке сборки, нет и речи. В действительности это, конечно, не так. Пятьдесят как число девятого уровня символизирует ритуальные действия и обряды, применяемые людьми для того, чтобы само понятие социальной жизни обретало смысл. Для этого, очевидно, в первую очередь необходимо согласование положений точек сборки (наивно говоря, способов мировосприятия) людей, образующих данное общество. Пятьдесят, таким образом, символизирует конкретные магические приемы, используемые в обществе для приведения положения точки сборки индивида в необходимое положение, а если индивид сопротивляется, то для его изоляции от общества, изгнания или уничтожения. Гоббс не совсем точно назвал это социальным договором — конечно, социальные ритуалы и общественное мнение не есть результаты рациональных переговоров и решений отдельных людей — магические миры творятся адептами сорока одного и его кратных и символизируются цепной дробью, описывающей последовательность их творения, а вовсе не уголовными кодексами или правилами хорошего тона.

50=52 х 2 — устойчивость и жизненность социальных мнений, предрассудков и ритуалов совершенно изумительна — хотя пятьдесят не делится ни на три, ни на четыре, две двойки, фигурирующие в указанном разложении, в совокупности производят эффект, похожий на действие четверки, то есть давление магии социального взгляда на мир на индивидуальную точку сборки ощущается человеком почти материально: думать не так, как все, просто иметь личную точку зрения, отличающуюся от (не)официально принятой, чрезвычайно трудно: социум дает (притом весьма ограниченное) право на так называемое собственное мнение лишь самым выдающимся своим представителям, остальные же должны его отстаивать с (магическим) оружием в руках (и действительно, откуда может взяться собственное мнение у людей, не облеченных доверием начальства?), причем проигрыш в данном случае это не остракизм (в каком-то смысле далеко не худший вариант, особенно по сравнению с мученической смертью), а конформизм и в конечном счете послушный сдвиг своей точки сборки в место, отвечающее социальным требованиям, что означает утрату индивидуальности и замену личного сознания общественным — идеал наивного социализма.

50=25 х 2 — живая жизнь вступает в ритуалах и обыкновениях пятидесяти в острое противоречие с самой собой; это социальный бунт молодежи, которая, с одной стороны, не желает, чтобы ее оглупляли, нивелировали и лишали творческого начала (жестко фиксированным социально утвержденным положением точки сборки), но, с другой стороны, кроме чистого хаоса и свободы, в смысле мелькания цветных стеклышек калейдоскопа — многообещающий символ недостижимого ныне, но когда-то ярко пережитого откровения тридцати семи, — предложить ни себе, ни другим не может.

50=37+13 — социум — труднейшее испытание (13) для начинающего мага тридцати семи, который должен научиться видеть все его, часто очень жесткие, магические реальности и манипулировать ими, умело вписываясь в социальные ритуалы — это часть искусства сталкинга, или неделания, по Кастанеде.



загрузка...
Рекомендуем
  © D U - L Y A . R U

Яндекс.Метрика